Черная быль. г. Железногорск, Красноярский край
(12 голоса, среднее 5.00 из 5)

 

Из истории защиты прав и законных интересов
ликвидаторов катастрофы на Чернобыльской АЭС.


Автор: Любовь Александровна Дергачева, руководитель Управления социальной защиты населения при администрации ЗАТО г. Железногорска.

Москва. Апрель 1992 года. Семинар-совещание Министерства труда. От г. Железногорска направили меня, заместителя начальника управления социального обеспечения по пенсионным вопросам, и начальника Пенсионного отдела ГХК Вячеслава Алексеевича Русанова. Представили на обсуждение проект федерального закона «О социальной защите граждан, пострадавших вследствие Чернобыльской катастрофы». Сидели в первом ряду, чтобы ничего не упустить. Менялось назначение пенсий в размере ущерба на выплаты возмещения вреда - сложнейший механизм, вариативность расчетов (до 7 вариантов). Дело усложнялось еще и тем, что сами участники тех событий разделялись на две категории: уже получающие пенсию в размере возмещения вреда (до вступления в силу нового закона) и обратившиеся за возмещением вреда после вступления в силу предлагаемого закона.

Мы очень активно задавали вопросы, во все вникали и, когда дошли до разделения на две категории участников ликвидации аварии на ЧАЭС, работавших в одно и то же время в одинаковых условиях радиации, то открыто заявили, что не закон так разъединить права ликвидаторов и в 6 раз уменьшить выплаты вновь обратившихся.

Президиум сразу выяснил, с какой мы территории, почему больше всех выступаем. Мы сказали о численности участников тех событий, которые проживают у нас (470 человек), и оказалось, что другие территории имеют незначительную численность -5-7 человек – и для них не критично выдержать такую социальную несправедливость… Мы заявили прямо: «Как будем смотреть в глаза чернобыльцам, нашим героям, спасшим мир?! Сделайте выездное заседание Минтруда и объясните людям!»

Уехали довольными, что нашли нестыковочки в документах государственного уровня.

13 июня 1992 года был подписан Федеральный закон № 1244-1, согласно которому применение «коэффициента 6» вступает в силу со 2-го марта 1993 года. Крутили мозгами всем Управлением, конечно, вместе с Русановым, который в Союзе «Чернобыль». Много работали с Агентством социальной защиты населения Красноярского края, в котором создана была группа специалистов высочайшего уровня для назначения пенсий и выплат в возмещение вреда централизованно всем участникам-ликвидаторам по краю. Наш город в централизацию не входил, мы назначили и выплатили все сами на месте.

Пошли иски чернобыльцев в городской суд. Единственной женщиной среди мужчин в суде была Людмила Леонидовна Величко, красивейшая женщина, еще и умная. Председатель суда Першин поручил ей это дело. С этого дела и началась компьютеризация городского суда. Учитывая сложность вопроса, судье установили единственный ПЭВМ, у горсобеса такой техники еще не было и впомине.

Первый иск Георгия Ивановича Севрунова рассматривали с привлечением юристов администрации, краевой инспекции труда, предприятий – и все юристы-женщины, как и группа краевого Агентства.

Спорили до изнеможения. Людмила Леонидовна даже как-то в сердцах высказалась в мой адрес: «Вы молчите, Вы же юрист!». На что я возразила: «Так я же ответчик».

После долгих разбирательств, консультаций, сбора всех документов Суд принял сторону Г.И. Севрунова, участника ликвидации катастрофы на ЧАЭС, назначили «коэффициент 6». Верховный Суд РФ оставил решение городского суда без изменений (требование судиться исходило от Краевого Агентства). Далее последовали еще 55 судов, по 37-и дошли до Верховного Суда РФ (таково условие финансирования судебных решений из федерального бюджета). Перед оспариванием решения городского суда в Верховном необходимо было пройти краевые судебные, надзорные инстанции.

Какой неимоверный натиск общественной организации Союз «Чернобыль» испытали: с одной стороны – активнейший, грамотный, мощный громогласный полковник Сперанский, с другой – установка Министерства труда РФ и Агентства социальной политики края.

Трудно и долго выстраивали отношения с чернобыльцами – мы же им самыми главными врагами казались, бездушными, тупыми чиновниками…

Москва, 26 апреля 2000 года. В.Ю. Фомаиди, заместитель Главы администрации по социальным вопросам, жесткий руководитель, взял в Москву меня и В.К. Сперанского, чтобы именно в Министерстве труда показать дела, назначенные до 2 марта 1993 года и после этой даты.

В самолете сидели втроем и со счетной машинкой просчитывали стаж, зарплату и само возмещение со всеми коэффициентами. Прилетели - даже вещи не дал поставить, причесаться! - и сразу же отправились заместителю Министра Осадчему в кабинет.

В Министерстве работали до 23.00 по московскому времени. У нас уже 3 часа утра, а мы уже сутки на ногах… Крепчайшие мужики – хоть бы капельку устали!

Разобрали все случаи, прописанные законом. Специалисты Минтруда сказали тогда: «А зачем вы все приехали? Ваша девушка весь закон назубок знает. Расчеты все правильные, а «коэффициент 6», действительно, только по решению Верховного Суда РФ будет платиться».

Прошли десятилетия… Так и продолжаем судиться… У нас правовое государство!

Обновлено 26.05.2011 21:57
 

Комментарии 

 
0 #1 Селоустьев В.В. 20.08.2014 15:50
Сейчас Величко руководит одними женщинами, которые открыто пьлюют на ЗАКОН и защищают даже воров-рецидивистов.
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


черная быль чернобыль припять чаэс авария на чернобыльской аэс авария на чаэс воспоминания очевидцев радиация в зоне отчуждения союз чернобыль чернобыль припять саркофаг объект укрытие