(5 голоса, среднее 5.00 из 5)

 

 

 

Проскуряков Сергей Петрович

До направления на ликвидацию последствий катастрофы на ЧАЭС работал на ГХК.

Сергей Петрович Проскуряков участвовал в ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС с 05.10.1986 г. по

30.11.1986 г. в качестве водителя миксера, затем – личным водителем начальника бетонзавода.

Скончался 14.05.2009 г.

 

 

 

Воспоминания Сергея Петровича Проскурякова:

Об аварии я практически ничего не знал, знал только то, что по телевизору показывали. 11 сентября я приехал из Волгограда по вызову на ГХК, прошел медкомиссию и уже 18 сентября вышел на работу в шахту.

Вскоре меня вызвал начальник отдела кадров Пудычев, и сказал, что надо ехать в Чернобыль. И уже 5 октября 1986 года я был в Чернобыле.

Нас приехало тогда пятнадцать человек; двенадцать дозиметристов и три водителя, отправленные с ГХК: я, Мамонько Владимир, и Доморацкий Александр – отличные ребята.

С ГХК выделили «Рафик», который отвез нас в аэропорт. Ночью прилетели в Киев, там нас встретили и сразу отвезли в гостиницу. Было где-то часа два ночи. Мы переночевали в гостинице – ее название я уже не помню, - а утром сели на электричку и поехали в сторону Тетерева, где находилась основная база, расположенная на территории лагеря «Голубые озера».

Мы приехали немного раньше нашей смены. Дозиметристы сами по себе вели свой дозконтроль, а мы, три водителя, попали в базу УМиАТ, прошли технику безопасности, получили допуск к работе на бетоносмесителях. Первые 3 дня мы долбили затвердевший бетон в миксере – это где-то четыре кубометра. Потом мы очищали ёмкость машины.

Первый раз я увидел реактор 12 октября. Это была уже 3-я вахта. Заканчивалось возведение каскадных стен и разделительной стенки между 4-ым и 3-им энергоблоками. Крыша над реактором уже практически была готова. Тогда первый раз я сел в миксер за руль и стал работать самостоятельно.

Когда мы заезжали в «грязную зону», нас пересаживали в автобусы, которые ходили только там, в районе Чернобыля, и не выезжали за тридцатикилометровую зону. Мы были в спецодежде, респираторах, которые часто не носили, потому что было довольно жарко.

Спрашиваете о ярких впечатлениях? Работа была в принципе однообразная - перегрузка, бетон подвёз к стенке реактора, разгрузился, опять - перегрузка.

Позже я возил начальника бетонзавода, вот это было интересно! Что сразу меня поразило, так это яблоневые сады возле бетонного завода – огромные спелые яблоки на ветках... Однако нам запрещалось их есть... Кроме того поражали пустые дома частного сектора, где сами по себе бегали домашние звери и птицы; их никто не трогал.

Довелось возить директора бетонзавода в Киев ездили, директор там отчитывался перед Центральным Комитетом Компартии Украины. Именно тогда, сидя за рулем, я впервые увидел Киев, красивые киевские дороги. Величественный Днепр оставил неизгладимое впечатление.

Были и экстремальные случаи. Надо было начальника бетонзавода срочно привезти привезти на ЧАЭС, но мы опаздывали из-за очень густого тумана. Володя Мамонько вез начальника по безопасности дорожного движения, я начальника бетонзавода, а следом за мной Саня Доморацкий вез начальника дозконтроля. Темень, туман, мы мчимся друг за другом на скорости 100 км/ч… Это было действительно страшно! Но все-таки мы не опоздали тогда на летучку!

Ещё как-то раз спасали водителя на «Рафике» «скорой помощи», он тоже какого-то начальника возил. Как случилась авария, мы не видели, но рассказывали: рано утром вышел на дорогу лось, водитель его не увидел, и они столкнулись. Лось рогами разбил лобовое стекло. Сами понимаете, животное-то более 300 кг. веса! Пассажиры и водитель поранились, конечно. Вот мы и помогали их из салона машины вытаскивать.

Впечатлений много было... Когда спать ложишься, или бессонница мучает, начинаешь прокручивать все в памяти…

Обновлено 24.05.2011 20:53
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


черная быль чернобыль припять чаэс авария на чернобыльской аэс авария на чаэс воспоминания очевидцев радиация в зоне отчуждения союз чернобыль чернобыль припять саркофаг объект укрытие