(5 голоса, среднее 5.00 из 5)

 

 

 

Болтенков Георгий Георгиевич

Родился 16 апреля 1942. Образование высшее.

До направления на ликвидацию последствий катастрофы на ЧАЭС работал заведующим ПСЛ в СЭС ЦМСЧ-51. В 1987 году был направлен
ЦМСЧ-51 в Чернобыль. Принимал участие в ликвидации последствий катастрофы на  ЧАЭС
(сроки в анкете не указаны) в качестве врача ПСЛ. Вел дозиметрический  контроль за условиями труда работающих реакторного производства на особо опасных участках саркофага; вел контроль за качеством, эффективностью, своевременностью дезактивации на ПУСО, транспортных объектах,  в тридцатикилометровой зоне, в населенных пунктах этой зоны.

Награжден медалью «За спасение погибавших».

В настоящее время работает врачом ЦгиЭ № 51 ФМБА России.

III группа инвалидности.

 

 

 

 

              Воспоминания Георгия Георгиевича Болтенкова

   

   В моей жизни нет страшней и ужасней воспоминаний, чем увиденное в Чернобыле.

    1986 год отмечен в истории датой страшнейшей экологической катастрофы, эхо которой очень скоро аукнулось и у нас в СЭС ЦМСЧ-51.

    Первая бригада специалистов была уже сформирована и отправлена в начале июня 1986 года.  Большую организационную работу проводил тогда главный врач СЭС Игорь Семенович Наумов. Первыми в Чернобыль вылетели Г.С. Федорова, С.В. Афанасьев, А.М. Дешеков, Н.П. Рыбасов, Н.В. Зинчина, В.Ф. Хаймин.

    Основной задачей госсаннадзора был дозиметрический, санитарно-радиационный контроль за условиями труда ликвидаторов, состоянием окружающей среды, обеспечением санитарно-бытовыми условиями, питанием, питьевой водой и прочее.

    Когда привезли нас через множество КПП в Чернобыль, мы были поражены безжизненностью его: кроме ликвидаторов, никого нет; животные - кошки, собаки – бродят как чумные, шерсть клоками, как будто вырвана; птиц очень мало, оставшиеся куры – как общипанные. В общем,  картина ужасная и неприятная.

    В первых рядах ликвидаторов были наши строители, монтажники. Работы были решено проводить поэтапно: сначала подготовительные работы (снятие зараженного грунта, его вывозка и пр.); затем работы по снижению рационного фона (выполнение биологической защиты железнодорожных путей, дезактивация автодорог и др.) и т.д. и т.п. И за всеми этими работами должен был быть четкий дозиметрический контроль, дабы установленную дозу в 25 рентген превысить было нельзя.

    Регулярно осуществлялся контроль за содержанием радионуклидов в почве, воде. Под контролем находился  и г. Припять – это совершенно безлюдный город, брошено было там все: валяются на улицах детские коляски, ветром сброшенное с балконов белье; двери на балконах открыты; стекла разбиты… Животных  - кошек, собак – в городе не сыскать. Видно, погибли с голода или ушли в лес.

    В тяжелых экстремальных условиях работали вахтовым методом по 12 и более часов в сутки.

    За успешное выполнение задач по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС многие из нас награждены почетными грамотами УС-605 и Министерства среднего машиностроения, все участники ликвидации последствий аварии награждены благодарственными письмами, правительственными наградами (орденами и медалями).

         Воспоминания записаны в 1996 году.

В 2012 году, специально для размещения на сайте «Черная быль», воспоминания Г.Г. Болтенкова извлечены из фондов МБУК МВЦ ЗАТО г.Железногорск. Кроме воспоминаний, в фондах музея хранится вахтенный журнал, где Георгий Болтенков в 1986 году (во время свой командировки в Чернобыль) регулярно отражал дозиметрическую обстановку.

 

 

Обновлено 17.06.2012 09:23
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


черная быль чернобыль припять чаэс авария на чернобыльской аэс авария на чаэс воспоминания очевидцев радиация в зоне отчуждения союз чернобыль чернобыль припять саркофаг объект укрытие