(2 голоса, среднее 5.00 из 5)

 

 

 

Барковский Виктор Федорович

До направления на ликвидацию последствий катастрофы на ЧАЭС работал на ГХК помощником санитарного врача по гигиене труда. В декабре 1986 от ЦМСЧ-51 г. Красноярска-26 был направлен 3-м главным управление г. Москвы в Чернобыль. Участвовал в ЛПК на ЧАЭС с 07.12.1986 г. по 07.01.1987 г.

Был награжден орденом «За спасение погибавших».

Скончался 19.01.2003 г.

 

 

 

Воспоминания Виктора Федоровича Барковского:

Как и все ликвидаторы ЦМСЧ-51, я был направлен в Чернобыль по приказу 3-го главного управления города Москвы в качестве специалиста в области медицины. Поскольку я был помощником санитарного врача по гигиене труда основного производства ГХК, мне доводилось работать с приборами дозиметрического контроля.

Улетел я из Красноярска 07.12.1986 г., а вечером уже был в Киеве.

Сутки пробыл в Киеве, оформляя документы и комплектуя бригады, а вечером на спецмашине нас увезли в медицинский городок поселка Зеленый мыс, где мы и обосновались на постоянное местожительство при СЭС. Мы сменили врачей из Глазова, Ленинграда, Челябинска, Москвы.

Рядом со мною работали специалисты из Красноярска, Степногорска, Ленинграда, Москвы, Воронежа, Челябинска.

Устроились и обжились мы быстро, но, честно сказать, было как-то жутковато. Завидовали тем, кто уезжал домой. Измерив прибором ДВП-5 постельное белье в той комнате, где мне предстояло жить, я пришел в ужас – количество рентген сравнимо с ППР в машинном зале одного из объектов ГРЗ ГХК.

На следующее утро занялись уборкой в комнатах. После уборки стало намного «чище». Питьевой воды не было, т.е. она была, но пить ее было нельзя - «грязная». Для питья использовали минеральную воду и различного рода напитки.

После того, как нам выдали пропуска, нас стали возить на станцию ежедневно. В основном работали с приборами дозиметрического контроля. Замеры проводились на самой станции и около нее. Довелось также съездить в Припять. Зрелище удручающее – безлюдно, только кошки да собаки рыскают по округе. Несколько раз видели солдат, производивших дезактивацию домов. Смотрели мы на это с болью в душе и сердце.

Работали по 12 часов в сутки, т.е. 8 часов на станции и 4 часа в Чернобыле.

Числа 29 декабря выпал первый снег и шел так часто, что за неделю выпало его до 60-70 см. В результате чего гамма-фон намного снизился, но все равно «лепестки», прикрывающие органы дыхания мы не снимали.

Новый год мы встречали в Чернобыле. В красном уголке навели порядок, накрыли стол. Накануне Нового года мне дали поручение съездить в Киев и заверить табеля, ну и заодно прикупить кое-что из горячительных напитков.

Все было выполнено в лучшем виде. Стол был накрыт по-мужски, но шампанское, как и подобает, присутствовало. За стол сели 11 ликвидаторов – 11 человек, которые подвергали себя каждый день опасности.

Встречали Новый год и по украинскому времени, и по московскому, и по красноярскому времени, но рано утром все были на ногах.

За период вахты письма писали редко. В основном вели телефонные переговоры, по коду можно было говорить с любым городом, это было здорово и необычно ново… Мы частенько пользовались этими услугами. По окончании всех дел отдыхали каждый по своему: смотрели телевизор, играли в шахматы, читали книги. Дежурный по общежитию занимался уборкой. Порядок всегда наводили идеальный. Особые условия проживания нас всех сплотили, однако когда со стороны начальства последовало предложение остаться на вторую вахту, никто не согласился. Всем очень хотелось поскорее покинуть это жуткое место. И я тоже рвался домой, где меня ждали любимая жена, дочь и попугай Ромка.
Обновлено 24.05.2011 20:31
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


черная быль чернобыль припять чаэс авария на чернобыльской аэс авария на чаэс воспоминания очевидцев радиация в зоне отчуждения союз чернобыль чернобыль припять саркофаг объект укрытие