(2 голоса, среднее 5.00 из 5)

 

 

 

Севрунов Георгий Иванович

Родился в1948 году в деревне Мотыгино.
В г. Красноярске-26 (Железногорске) - с 1971 года.

До направления на ликвидацию последствий катастрофы на ЧАЭС работал ведущим инженером в отделе главного энергетика УС «Сибхимстрой». В апреле 1988 года был командирован Управлением энергоснабжения «Сибхимстроя» в Чернобыль.

Принимал участие в ЛПК на ЧАЭС с 29.04.1988 года по 31.12.1988 года сначала в качестве главного инженера, а затем начальника Управления энергоснабжения (УЭС) в составе комплексной экспедиции института атомной энергии им. И.В. Курчатова.

В настоящее время – член правления железногорского Союза «Чернобыль».

 

Воспоминания Георгия Ивановича Севрунов:

Я был командирован в Чернобыль в 1988 году, где работал главным инженером, затем начальником Управления энергоснабжения (УЭС).

Надо сказать, что к этому времени Управление строительства № 605 (УС-605), которое занималось до этого всеми основными работами на 4-ом энергоблоке ЧАЭС, было расформировано, и на его базе была создана комплексная экспедиция института атомной энергии имени И.В. Курчатова. Комплексная экспедиция ИАЭ им. Курчатова насчитывала в то вре­мя около 5 тысяч работающих.

Несколько слов o структуре экспедиции. Она состояла из двух основных подразделе­ний - научного и строительно-монтажного.

Научное направление экспедиции было нацелено на выполнение нескольких задач: оп­ределение степени загрязненности земель в окрестностях ЧАЭС и влияние радиации на организм че­ловека, животных и растения.

Одной из основных задач, поставленных перед научной частью экспедиции, было определение количества ядерного топ­лива, оставше­гося в разру­шенном реак­торе. Нужно было дать оценку веро­ятности само­произвольного возобновления неконтролируемой ядерной реакции. Наше подразделение (УЭС) занималось обеспечением электричеством, связью, малой механизацией, водой и теплом всех подразделений экспедиции, в том числе и тех, что непосредственно вели работы на объекте «Укрытие».

Для того чтобы обеспечить взятие проб (кернов) веществ и материа­лов из тела реактора был создан участок малой механизации, в состав которого входили бурильщики. Основной задачей строителей было попасть внутрь саркофага и там поставить бурильные станки, чтобы вытаскивать керны для исследовательских работ. А основным направлением работы УЭСа было снабжение электричеством четвертого энергоблока (саркофага). Первыми после дозиметристов всегда шли наши ребята-электри­ки и делали временное освещение, без которого была бы невозможна никакая работа.. Но сначала, чтобы провести электричество внутри саркофага, нужно было там стены подпереть, ведь они могли упасть, машзалы-то были разрушены взрывом.

Решено было укрепить колонны, подпирающие своды сооружения. Для этого использовали дораторы, это такие металлические кубы емкостью 150-200 литров. Непонятно, правда, почему это поручили делать энергетикам и механизаторам, штучному персоналу. Мы мучились два дня, людей практически «сожгли»… Уровень радиации внутри саркофага был высокий. Однако дело никак не ладилось. Тогда Лев Михайлович Лапшин, который руководил строительным комплексом, поручил делать бетоноводы какому-то из строительных районов.

Вся АЭС - это сотни комнат… Реакторный зал – понятие в некотором роде условное… В августе 1988 года, когда на ЧАЭС приезжали японцы, перед нами поставили задачу осветить для них реакторный зал. В обычных условиях это простая задача, но только не в условиях повышенной радиации. Пришлось использовать «батискаф», который поднимался на самую кровлю с помощью крана ДЕМАГ. Перед тем как сделать освещение, провели дозконтроль. Оказалось, на крыше есть поля, излучающие до 250 рентген в час… Ну, конечно, постарались выбрать такой маршрут, чтобы людей не «жечь».

Подготовили кабельную продукцию, светильники. Там трубы на самой кровле диаметром 150-250 мм, через них решили пропустить мелкий светильник, чтобы развернулся гирляндой. Со стороны третьего реакторы была сделана площадка, находясь на которой члены делегации могли всё увидеть. Вот батискаф с электриками наверх забросили, они протянули кабели… Сделали для делегации освещение… Ну, ребята эти, конечно, только за один полет и «сгорели»…

Жили мы в Иванково, это базовый лагерь за тридцатикилометровой зоной.

Помимо всего прочего участвовали также в отмывке домов.

Командировка длилась 8 месяцев. C особой благодарностью и уважением вспоминаю Ивана Николаевича Жорнокуя, Виктора Гавриловича Конева, Илью Сергеевича Тарасова, Юрия Николаевича Дудочкина. Все они сегодня работают в нашем городе, кроме Юры Дудочкина, который уже умер…
Обновлено 09.05.2011 14:26
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


черная быль чернобыль припять чаэс авария на чернобыльской аэс авария на чаэс воспоминания очевидцев радиация в зоне отчуждения союз чернобыль чернобыль припять саркофаг объект укрытие