(4 голоса, среднее 5.00 из 5)

Потебня Александр Петрович

   Родился 8 января 1957 года. Образование высшее. 
   До направления на ликвидацию последствий катастрофы на Чернобыльской
 АЭС работал заместителем главного инженера на ГХК.
   Участвовал в ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС 
с 2.08.1986 года по 26.09.1986 года в качестве начальника смены.
   Награды:
- памятные и юбилейные нагрудные знаки участника ликвидации последствий 
катастрофы на ЧАЭС.
 
                                


                                 Воспоминания Александра Петровича Потебни: 
   
  «26 апреля, с субботы на воскресенье произошёл ядерный взрыв.
Конечно же, Политбюро обо всём этом умалчивало, как всегда думали, что обернётся малыми 
отерями. Но не получилось... после выброса многие государства зарегистрировали резкий скачок
радиации.
    И сразу всем стало известно: в СССР, в городе Припять, произошёл ядерный выброс. 
равительство посчитало, что наш город может помочь в ликвидации, поскольку у нас люди 
тренированы, люди обучены, люди не боятся радиации. В результате было объявлено о наборе
 добровольцев на ликвидацию аварии. Кто кем поедет, мы не знали: плотником, бетонщиком,
 землекопом, надо - значит надо. И вот я изъявил желание поехать туда добровольцем. Нас не 
интересовали тогда деньги, откровенно говоря, мы были той «старой закалки», жившие под 
девизом «прежде думай о Родине, а потом о себе». Что мы там будем получать, как мы там будем
 работать, никто не знал. Мы просто по своей натуре желали помочь.
   Я там два месяца был начальником смены. До этого 10 лет на заводе работал заместителем главного 
инженера, поехал в Чернобыль и получил должность меньшего уровня. Никаких амбиций по этому 
поводу никто не испытывал.
    Мы работали посменно, в 4 смены. Занимались строительством саркофага. Работали по 6 часов 
непосредственно на объекте.
   Из нашего города чернобыльцев было человек семьсот. Мне дали 60 офицеров, молодых ребят, 
оторые только закончили институт. У них была военная кафедра, они получили воинские звания, 
их забрали в армию и послали на ЧАЭС. Этим «офицерикам» давали по 80 «партизан», бывших 
военнослужащих и срочников, возрастом по 40-45 лет, мужчин которых раньше набирали без 
подготовки. И вот эти ребята командовали взрослыми мужиками, ну, а я, собственно, как начальник 
участка, руководил всем этим коллективом.
    Про аварию я слышал мало: произошёл выброс, а что там было, я не знал, пока не увидел всё 
собственными глазами. Когда я уезжал с Красноярска, ещё не вернулась первая вахта, поэтому, 
практически, ехали вслепую.
   Одежды было очень много: мы каждый день её меняли, всё, начиная от носков. Выдавали чистейшее 
нательное бельё. Когда мы возвращались со смены, заходили в специальный пункт санобработки. 
Нам приходилось раздеваться догола, проходить в специальную кабинку, там мы отмывали с себя
 всяческую грязь особыми порошками. Столько времени терялось на эти отмывания. Потом 
приходилось надевать новую одежду и ехать отдыхать. И так каждый день.
    О поездке я не сожалею ни грамма, потому что я нигде так не работал, как в Чернобыле. Там 
работали люди, которые, в самом деле, друг другу доверяли, понимали все с полуслова. Трусов, 
лентяев, хитрецов не было. Люди работали взахлёб. Были некоторые «мутные» личности, но это, 
конечно же, моментом вычислялось и их выгоняли оттуда, а так - это один из лучших моментов 
моей жизни». 
 Из книги В.К. Сперанского «Сибиряки с чернобыльской отметиной»
 
Обновлено 08.09.2016 21:34
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


черная быль чернобыль припять чаэс авария на чернобыльской аэс авария на чаэс воспоминания очевидцев радиация в зоне отчуждения союз чернобыль чернобыль припять саркофаг объект укрытие