(5 голоса, среднее 5.00 из 5)

 

 

 

Ладохин Николай Антонович

Родился 17 февраля 1957 года. Образование среднее техническое.

До направления на ликвидацию последствий катастрофы на ЧАЭС работал прорабом в УС «Сибхимстрой». В июне 1986 был направлен УС «Сибхимстрой» в Чернобыль. Участвовал в ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС с 14.06.1986 по 31.07.1986 в качестве старшего прораба УС № 605. Производил очистку территории второго района от обломков и брошенной техники, участвовал в отсыпке территории ПГС, в обустройстве и бетонировании площадок, железнодорожных и подъездных путей для крана «ДЕМАГ». Занимался обустройством собственной базы на учебном корпусе АБ КАЭС. В качестве материально ответственного лица руководил получением и доставкой оснастки оборудования стройматериалов и спецодежды для 2-го района УС №605.

Получил дозу облучения 12,74.

Награжден «Благодарственным письмом» Президиума УРСП от 16.07.1986.

В настоящее время – работающий пенсионер.

 

 

 

Воспоминания Николая Антоновича Ладохина:

В первых числах июня 1986 года я приехал из Новосибирска, где обучался на курсах повышения квалификации. Меня сразу вызвали в управление строительства «СИБХИМСТРОЙ» и направили вместе с В.М. Зайцевым, В.М. Прокофьевым, В.И. Реутом, Ю. Г. Ворониным в Чернобыль. Сказали: «Пиши заявление, что изъявил добровольное желание ехать» - дали образец. Медкомиссии, конечно же, никакой не проходили.

Нас в среду вызвали в 14:00, а в четверг в 10:30 мы уже садились в самолет. Нам даже дорогу не сказали, куда и как ехать. Объяснили: «Язык до Киева доведет».

Об аварии знал очень мало, так как в это время я был на курсах в Новосибирске. Только приехал, неделю отработал, и меня отправили в Чернобыль. Страшно не было, даже наоборот, что-то привлекало, наверное, быть первым, увидеть все это своими глазами.

В Киеве мы узнали, где находится Тетерев, и приехали туда на электричке, станция называлась «Пески». Когда приехали в Тетерев, поймали военную попутку, и приехали на ней в Чернобыль. В Чернобыле нас никто не встретил. Попутный бронетранспортер привёз нас в административно-бытовой корпус. Там со всеми вещами и ходили вокруг станции, рассматривали, интересовались. Затем нас вывезли и отобрали все что, загрязнилось радиацией (дипломаты и т.д.), отдали только деньги и документы, переодели и отвезли обратно в Тетерев. Там накормили и на попутной машине отправили в УС-605, где мы и должны были ожидать дальнейших указаний.

Увидев взорванный 4-й блок ЧАЭС, я подумал – справимся ли? Ну да ничего и не такое доводилось делать! Про радиацию как-то и не думали. На самом деле, не опасались радиации, так как не знали про нее ничего. Ходили спокойно воду пили, курили. Скорее всего, если бы знали всю опасность ситуации, побереглись бы. Вроде и надо было всего – бетонную стену сделать.

Во втором районе нас назначили на должности в соответствии со штатным расписанием. Я был старшим прорабом, занимался снабжением. Говорили привезти, я везу (инструменты, вагончики, полотенца, сапоги резиновые, комбинезоны). Бывало, по два рейса за день мотался. Вставал в 5 утра, ловил машину (их там полно было), грузил ее и ехал в Чернобыль. На площадке перед зданием УС-605 я поставил дополнительно 2 вагончика и возил туда все. Работать было тяжело, уставали сильно, выходных не было. Приезжали в Тетерев часов в 10-11 вечера, поешь - и спать, а на утро опять за работу...

Защищались от радиации, кто как мог, в основном белые комбинезоны с тапочками, когда они загрязнялись - меняли. Переодевались и мылись мы в санпропускнике 3-его блока ЧАЭС, там меньше народу было, так как он ближе к 4-му взорвавшемуся блоку, туда никто и не шел кроме нас. Я однажды залез в переход, смотрю, а там дверь, открываю ее: развалины, все разрушено. Оказывается, на 4-ый блок пришел…

Общался в основном с теми, кто вместе со мной приехал. Позже с нашего города приезжали большими группами, каждый день, все новые и новые люди, запоминать как-то всех не успевал.

Сожалеть о том, что принимал участие в ЛПА на ЧАЭС не приходиться, кому-то же надо было! А если бы все вернуть назад, я бы единственное что не делал, не лез куда попало, берег бы себя от радиации, меньше курил бы и чаще носил марлевую повязку на лице.

Обратно в Железногорск приехал 4 августа. Когда приехал домой, почувствовал, что-то изменилось, и я долго не мог понять что. Потом все же до меня дошло, я все это время не видел детей… Там в Чернобыле, в мертвой зоне, совершенно не было детей, и я как-то даже отвык от них.

Еще, в привычку вошло, как в автобус захожу, так сразу спать, потому что В Чернобыле в 5 утра, встанешь, не выспавшись, садишься на заднее сидение и спать. Я первые 3 месяца по привычке так и делал, заходя в обычный городской автобус.

После приезда домой попал сразу в госпиталь на 54 дня, начались проблемы с печенью. А потом отправили в санаторий имени С. М. Кирова. Теперь, слава Богу, все хорошо, даже инвалидности нет.

Часто о Чернобыле не вспоминаю, некогда. Сейчас занимаюсь частным строительством, проектирую и строю камины. Жизнь продолжается!
Обновлено 28.04.2012 15:19
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


черная быль чернобыль припять чаэс авария на чернобыльской аэс авария на чаэс воспоминания очевидцев радиация в зоне отчуждения союз чернобыль чернобыль припять саркофаг объект укрытие