Сиднев Владимир Иванович
(9 голоса, среднее 4.22 из 5)

                          Сиднев Владимир Иванович

 

      Родился 22 апреля 1956 года. Образование высшее. Закончил десантное училище в городе Рязани.  До направления на ликвидацию последствий  катастрофы на Чернобыльской АЭС служил в звании старшего лейтенанта  в/ч 71363 в  г. Каунасе. В Чернобыльскую зону был аварии направлен Ленинским РВК в 1987 году в составе в/ч 53116 г. Красноярска.

   Принимал участие в ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС с 01.07.1987года по 31.08. 1987 года в составе в/ч 41173. Работал на копке «Могильника» для захоронения зараженного оборудования и техники в качестве водителя-экскаваторщика.

   Получил дозу облучения 9,5 рентген.

   Инвалид II группы. Пенсионер по инвалидности.

   За умелые и самоотверженные действия, проявленные при ЛПК на ЧАЭС, поощрялся благодарностями от командования в/ч 41173.

    Награды:

- медалью «За отвагу»,

- нагрудные знаки Союза «Чернобыль».

 

                   Воспоминания Владимира Ивановича:

   «Первое впечатление? Страшно было! Выглядело это ужасно. Саркофаг-то сам закрыли,  а то, что творилось вокруг него – на виду. Ужас!  Сильное впечатление произвел Рыжий лес... Корчевали его.  Рыли котлованы, закапывали туда машины.  Там я и научился владеть экскаватором. За день научился управлять им.

     Работали по 15-20 минут, а потом бежали в укрытие.

    Жили в Иванково. На чистых машинах довозили до поселка Лилев. Там стояли экскаваторы КРАЗ, «грязные». Садились на них и доезжали до АЭС.

На глазах буквально маленькие листья превращались в огромные…

    Когда перекрыли реку Припять, на берегах все еще стояли брошенные автомобили и лодки. Уже в мае появились ягоды вишни и черешни. Все росло, как на дрожжах, все большое.

    Жара стояла невыносимая. Днем температура поднималась до +38, а ночью мы замерзали в палатках.

    Форму нам меняли каждый день. Накопители быстро выходили из строя. Дозиметристы писали дозу «на глазок». Когда работал на крыше 4-го блока, как раз привезли испытывать несколько роботов. Работал вместе с ними, но роботы «сходили с ума». Даешь им команду: «Бери!  Неси!»,  а они падают с крыши…

   Щели саркофага заливали бетоном… Я работал в освинцованном костюме, и в экскаваторе кабина освинцованная была.  Несмотря на опасность радиации, ликвидаторы из-за жары снимали респираторы, открывали окна в машинах, снимали гимнастерки, хотя это и было запрещено. Из-за этого и хватанули рентген…  Глупо, конечно, но иначе работать было бы невозможно…

   Питание привозили к месту работы в закрытых термосах, питались в грязной зоне. Хотелось и вишни покушать, но не разрешали. 

   Как ощущал радиацию? Так-то ничего особенного не чувствовал, но… Заходишь в брошенный дом, пространство давит на голову. Ощущение такое, что тебя вот-вот сомнет. Пить хотелось постоянно. Некоторые не выдерживали.

   Руками ловили рыбу, голову отрубали и ели. Не купались в реке. В части была своя банька.

   Что еще памятно?  Сам город  Припять, похожий памятник, вызывал ужас.

 При нас город Припять стали огораживать колючей проволокой, поскольку мародеры начали переть все, что плохо лежит: вскрывали гаражи и продавали по дешевке запчасти, забирали из квартир  ковры, утварь и тоже продавали. Мародеров ловили, сдавали,  куда следует. Жестко с ними обращались… Лупили иногда…

  …Как отдыхали?  В свободное время ликвидаторы играли волейбол».

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


черная быль чернобыль припять чаэс авария на чернобыльской аэс авария на чаэс воспоминания очевидцев радиация в зоне отчуждения союз чернобыль чернобыль припять саркофаг объект укрытие