Драбов Александр Николаевич
(2 голоса, среднее 5.00 из 5)

Драбов Александр Николаевич

  Родился 18 сентября 1952 года. Образование среднее специальное. Техник  2-й категории.

  До направления в Чернобыльскую зону   работал в Командно-измерительном Комплексе Космических  Войск  Минобороны техником на командном пункте.

  На ликвидацию последствий аварии на Чернобыльской АЭС был командирован в марте  1987 года  Енисейским ОГВК.

   Принимал участие в ЛПК на ЧАЭС с 2.04.1987 по 1.07.1987 года в составе в/ч  41173, а именно, в ремонтном взводе управления полка. Занимался  ремонтом и градуировкой дозиметрической аппаратуры, контролем спец. техники и территории полка, участвовал в работах по дезактивации зараженной радиацией территории полка. Были также  выезды с дозиметрическим контролем на ЧАЭС. По распоряжению командира полка в  1-ом и 2-ом батальоне были дозиметристы-разведчики, которые подавали данные в штаб, учетом и контролем этих данных вел Александр Николаевич Рябов.

   Получил дозу облучения (по карточке)  20,03 рентген.

   Инвалид II группы. Пенсионер по возрасту.

   За самоотвержение действия и мужество, проявленные при ЛПК на ЧАЭС, поощрен нагрудным знаком «За активное участие в ликвидации аварии на ЧАЭС», СибВО и почетной грамотой, «Благодарственным письмом» губернатора Красноярского края Александра Лебедя, награжден орденом Мужества.

 Воспоминания Александра Николаевича:

«28 марта 1987 года был срочно вызван в объединенный городской военный комиссариат  г. Енисейска, где получил две повестки под роспись. Одна из них предписывала явиться в военкомат в течение часа, другая гласила, что за уклонение от исполнения воинской службы могу получить срок 8 лет. Я явился в военкомат, не успев даже сдать смену. Командование войск, где я служил, не успело заказать на меня бронь.

 Из военкомата тут же был направлен в поликлинику на медкомиссию. После медкомиссии вернулся в военкомат и получил новый приказ:  явиться утром для отбытия в г.Красноярск, где и следовало получить дальнейшие указания.

  …Знаю, что капитан Остриков  получил благодарность от краевого военного комиссара Красноярского края за выявление специалиста. Понимаете, специалистов,  вроде меня, мало, и командование на них обычно заказывает бронь, чтобы оставить их у себя, не бросая во всякие опасные зоны, а капитан Остриков сделал так, чтобы мое командование не успело заказать на меня «бронь». Так я и стал ликвидатором последствий катастрофы на ЧАЭС.

  Батальон специалистов, в который я попал, комплектовался впервые. Я оказался в Красноярском крае единственным специалистом по ремонту и градуировке дозиметрической аппаратуры. Набирали спец. батальон из 60 человек, где были представлены все спецы высшего класса, в том числе, механики, повара и т.д.

  В Красноярске нас переодели в форму и  в тот же день отправили в аэропорт Борисполя.

  В аэропорту случайно встретили водителя, который привез к самолету офицеров, уволившихся после по окончании спецработ в Чернобыльской зоне. Водитель оказался именно из сибирского полка: он - в форме, и мы - в такой же форме. Нам повезло. Признав своих, водитель отвез нас прямо в полк. Не будь он из сибирского полка, нам пришлось бы ехать сначала в Белую церковь,  а он, миновав ее,  повез нас прямо в полк.

  Утром пришла разнарядка. Раскидали нас по батальонам. Я оказался в ремонтном взводе Управления полка.  Попал в войсковую ремонтно-градуировочную мастерскую. Туда стекалась аппаратура со всего полка. Мне сдавали технику на ремонт, на градуировку. Ремонт был мелкий, поскольку запчастей не хватало. Все приборы градуировать не мог, поскольку фон был превышен в тысячи раз. В условиях повышенной радиации приборы могли врать…

  Выезжали с патрулированием начальника ВАИ выявлять мародеров и военнослужащих, ушедших в самоволку.  Иногда делали контрольные замеры по разнарядке командира части.

   Мародеров много было… Ловили, гоняли. Ездили на вездеходе.  Все вещи сильно фонили… По собственным подсчетам, за время командировки я получил около 60 рентген. Это  опасная доза...

  Нам ставили дозу в микрозивертах… Думаю, что микрозиверты – лапша на уши, чтоб народ недопонимал, насколько сильно облучился.

  Мне пришлось заменить двух солдат-срочников, сержантов. У меня две недели начальников не было…

   Там, где стояла наша часть радиационным фон был повышен. Помню такой случай… В лесу, за пределами части было огороженное место, там находилась электростанция, где я был электриком.  Там же  стояла машина. Я как-то отправил тележку,  оборудованную измерительной аппаратурой, вдоль здания:  чем дальше ехала тележка, тем выше были показания приборов, уровень радиации опасный для жизни.

   Кстати, после Чернобыльской зоны я не пользуюсь сотовыми, поскольку знаю, что их излучение опасно, а я и без этого порядочную дозу получил в 1987 году».

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


черная быль чернобыль припять чаэс авария на чернобыльской аэс авария на чаэс воспоминания очевидцев радиация в зоне отчуждения союз чернобыль чернобыль припять саркофаг объект укрытие