Еременко Ольга Петровна
(3 голоса, среднее 5.00 из 5)

Еременко Ольга Петровна

 

  Родилась 8 июня 1953 года. Образование среднее специальное, фельдшер-лаборант. До направления на ликвидацию последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС работала фельдшером-лаборантом в клинической лаборатории Коломенской районной больницы.

  На ликвидацию последствий аварии на Чернобыльской АЭС была направлена в 1986 году Центральной городской больницей г. Коломыя Ивано-Франковской области.

  Принимала участие в ЛПК на ЧАЭС с 17.06.1986 года  по 9.07. 1986 года. Работала в составе бригады медицинских работников в качестве фельдшера- лаборанта. Проводила дозиметрию, клинические обследования, оказывала необходимую медицинскую помощь в зоне отчуждения. Работала с местным населением, с теми,  кого не успели эвакуировать, и с ликвидаторами. Делали забор анализов крови, исследовали ее.

  В 1991 году приехала на постоянное место жительства в Красноярск

  Инвалид II группы. Инвалидность связывают с пребыванием на ЧАЭС.

  За умелые и самоотверженные действия, проявленные при ЛПК на ЧАЭС, награждена орденом Мужества, нагрудными знаками Союза «Чернобыль» и грамотами.

                                             Воспоминания Ольги Петровны:

   «Что памятно?.. Помню тяжкий труд. Нас поселили в больнице города Иванково. Это в 30-километровой зоне. Мы вставали в 6 утра и ехали на обследование. Работали до 10 часов вечера.  По деревням ездили, по фермам, по лагерям. У нас была большая машина, похожая на ту, в которой делают флюорографию. Это была чехословацкая машина, начиненная новейшим оборудованием, назначение некоторых аппаратов мы даже не знали.

  Когда нас направляли от больницы, у нас были с собою укладки – это ящики, в которых находится все, что нужно для забора и проведения анализов, включая микроскоп.

 Дозиметриста в бригаде не было, меня этому обучили, и я проводила дозиметрию, однако, ни у кого из нашей бригады не было накопителей, поэтому никто из нас так и не узнал дозу облучения, полученную во время работы в Чернобыльской зоне… То, что доза оказалась немалая, выяснилось после… Я заболела сразу же после того, как приехала домой. В 1987 году у меня уже появилась опухоль щитовидной железы. Ее мне удалили в Красноярске.

   …К нам на обследование ликвидаторы попадали не очень часто. Привозили уже тех, кого собирались отправлять  домой,  они обычно были сильно облучены…

   …Однажды мы поехали в какую-то деревню. Люди там отказались  с нами контактировать, заявив: «Вы нам не помогаете, вы только кровь нашу пить приезжаете». Что ж, понять их несложно. Они, видимо, ждали какой-то продуктовой или солидной медицинской помощи, а мы могли только первую медицинскую помощь оказать. Нас буквально выгнали из деревни.

   Выехали за деревню и не знаем, что нам делать. Четыре лаборанта, из них двое - врачи.  Врач-терапевт, фельдшер, водитель…

 Решили съехать на обочину. Я иду последняя, с дозиметром, а стрелка дозиметра ползет за сотню. Кричу: «Ребята, давайте в машину, здесь опасно!».

  Помню крупные ягоды и грибы. Урожайность была поразительная. Нас предупреждали, что нельзя ничего  есть. И мы ничего этого не ели.

  …О несправедливости… Нас брали на неделю, командировку выписывали на 7 дней, а пробыли мы там примерно 21 день. Денег было мало. Жили впроголодь. Нас предупреждали: «Не покупайте продукты у местного населения. Они заражены!». Но мы все равно покупали. Есть-то было нечего.  Военных кормили, а нас нет.

   Приехали домой все больные и сразу пошли в отпуска. Опухоль у меня была величиной с гусиное яйцо… Мне ее в Красноярске удалили, в 1991 году… Вылетали в Красноярск из города Львова, который тогда еще был в составе СССР, а когда вышли из самолета, оказалось, что Союза уже нет…».

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


черная быль чернобыль припять чаэс авария на чернобыльской аэс авария на чаэс воспоминания очевидцев радиация в зоне отчуждения союз чернобыль чернобыль припять саркофаг объект укрытие