Филин Александр Иванович
(4 голоса, среднее 4.75 из 5)

                     Филин Александр Иванович

 

   Родился 27 апреля 1958 года. Образование среднее специальное. До направления на ликвидацию последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС работал в тресте «Сибхиммонтаж» монтажником стальных конструкций. В апреле 1988 года был направлен от треста СХМ в Чернобыль.     Участвовал в ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС в качестве монтажника стальных конструкций.

   Получил дозу облучения 6,5 рентген.

   Инвалид III группы пожизненно.

   Награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

 

                          

                   Из воспоминаний:

  «Выполнял работы по усилению деаэраторной этажерки. Устанавливал буровые машины под реактор 4 блока для исследований, которые проводили ученые в составе комплексной экспедиции института атомной энергии им. И.В. Курчатова.

   Работали в 4 смены, без выходных. Вырезали проход в машзал. 

    …Самое страшное? Не могу сказать, что мы чего-то боялись. Разве что, неизвестность настораживала поначалу. Что-то вроде внутренней дрожи я испытал, когда нам документы уже оформили и повезли на станцию…

  Сидим в автобусе, за окнами темно, ничего не видно, на лицах у всех – «лепестки»… Куда везут – непонятно! Подвезли нас к чему-то похожему на бомбоубежище. Потом только разобрались, что это...

    Впрочем, для впечатлительных людей и сам город Чернобыль - жутковатое место… Дома брошенные. Пустые… Как во время войны…

   Что именно мы там, в Чернобыльской зоне, делали? Сидели в защищенном от  радиации помещении внутри саркофага, от этого «бомбоубежища» к деаэраторной этажерке вели «коридоры». В «коридоре», который вел вниз,  нам нужно было ставить буровые установки для ученых.

   Время пребывания в «коридорах» - минимальное. Сколько именно времени отводилось на работу? Не помню уже… Все делали по свистку. Ну, то есть, идешь, выполняешь ряд действий, потом – свисток. Услышав свисток, бежишь обратно. Перед тем, как выбежать в «коридор», конечно же, обговаривали с мастером, какие именно действия нужно произвести.

  Мы усиливали деаэраторную этажерку. Это рядом с машзалом. За стенкой. Там колонны, поддерживающие крышу, развалились от взрыва в апреле 1986 года. Чтобы они совсем не обрушились, мы их усиливали балками.

   Потом мы ставили ученым буровые машины. Затем вырезали проход в машзал, точнее, расширяли этот проход.

  Еще о радиации? Ну, наши-то, из Красноярска-26, к работе в условиях радиации были подготовлены, по крайней мере, имели представление об опасности долгого пребывания в условиях повышенной радиации. А вот, к примеру,  «партизаны» из Средней Азии, а то и москвичи, часто вели себя в Чернобыльской зоне крайне неосторожно. Слышать - слышали о радиации, а что это такое, так и не поняли.   Например, один «партизан» - он, кажется,  был родом из Киргизии, - научился сварке. Пошел за допуском на работу.  Ему нужно было подготовиться для работы в следующую смену. Ждем его, ждем, а его все нет и нет… Оказывается, он увлекся сваркой, находясь внутри саркофага, и забыл про время… И, конечно же, сильно облучился…».

 

  

 

Обновлено 10.05.2012 17:24
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


черная быль чернобыль припять чаэс авария на чернобыльской аэс авария на чаэс воспоминания очевидцев радиация в зоне отчуждения союз чернобыль чернобыль припять саркофаг объект укрытие