Гарус Александр Васильевич
(6 голоса, среднее 4.83 из 5)

                                                Гарус Александр Васильевич                              

     Родился 18 мая 1955 года в поселке Котик  Иркутской области Тулунского района.

     Образование среднее техническое. До направления на ЛПК на ЧАЭС работал водителем в 3-ей автобазе УАТ СХС.

     В июле 1986 года был направлен в Чернобыль от УАТ СХС. Участвовал в ЛПК на ЧАЭС с 29 июля по 19 октября в качестве водителя автобетоносмесителя   5 разряда.

     Получил дозу облучения 24 рентген.

    «Отличник Спецстроя», награжден медалью «За трудовую доблесть» и памятными знаками в связи с участием в ЛПК на ЧАЭС.

      Ныне работает начальником ПДО УМ и АТ 921 ГУ ССТ №9 при Спецстрое России. 

                      Из воспоминаний:

     Информацию о Чернобыле узнал из теленовостей, где реальный масштаб катастрофы был явно преуменьшен. Более полную информацию о катастрофе на ЧАЭС получил, можно сказать, случайно…

      Я занимался судомодельным спортом; кандидат в Мастера спорта. Десять лет выступал со скоростными моделями (гребными и воздушно-винтовыми) за сборную Красноярского края. В 1986 году, в июле, так получилось, в составе сборной Красноярского края, находился на Первенстве России в г. Грозном.     Жили мы в заводском профилактории на берегу водохранилища. В это время там находилась на отдыхе группа ученых из Ленинграда, недавно  обследовавших причины, следствия и масштабы аварии на ЧАЭС. Жили мы с теми учеными в одном профилактории и, конечно же, постоянно общались. Из разговоров я и узнал, что ликвидацию последствий аварии поручили Минсредмашу, его тогда возглавлял Славский. Я тогда уже понял, что, поскольку работаю в СХС, то придется поучаствовать и в ликвидации аварии на ЧАЭС.

      По приезде домой, меня вызвали в военкомат, там вручили повестку на переподготовку. Я пошел с той повесткой к Анатолию Андреевичу Фролову (отдел кадров СХС). Он покрутил повестку в руках, потом позвонил военкому и спросил его по телефону, на каком основании наших работников пытаются куда-то забрать без его, Фролова, согласия. На что военком ответил: «Ваши люди написали заявление, что добровольно отправляются на переподготовку». Когда Андреевич разговаривал с военкомом, я стоял рядом и прокомментировал: «Врет военком!». Тогда Фролов мне сказал: «Не ходи больше туда, не бери никакие повестки, ликвидацию аварии будет проводить наше Министерство, а значит, почти все мы будем работать ТАМ».

                                                                                                        

 На фото слева: В.Бабенко, А.Рубанов, А.Гарус. Лето 1986 года.

 

 

 

  

   Через какое-то время пришла телефонограмма из Чернобыля, от УС-605, с просьбой послать для работы по ликвидации аварии операторов бетоносмесителей.  В связи с этим, к концу июня была срочно организована в автошколе УАТ СХС группа водителей для обучения на операторов бетоносмесителей. Через неделю мы окончили курсы, прошли стажировку и получили удостоверенияоператоров бетоносмесителей 5-го разряда.

   На фотографии - Александр Гарус за  рулем КАМАЗ-миксера, на выезде из 30-километровой зоны. Лето 1986.

 

 

 

 

 

 

 

 Первой отправили группу из шести человек, в которой были: я, Юрий Мозговой, Юрий Дорошенко, Александр Рубанов, Анатолий Прутовых (светлая ему память) и Анатолий Кухаренко.

    Отправляли нас от здания Управления СХС. Штефан тогда был начальником, а Вячеслав Иванович Паннус - главным инженером. Вячеслав Иванович - у него был рак горла, - догнал нас на УАЗике  перед первым КПП, остановил наш УАЗик, переговорил с нами, дал напутствие: «Я при лечении получил облучение, кое-что об этом знаю и потому вам говорю, чтоб, в связи с высоким уровнем радиации на станции, никто из вас трезвым не был; чтобы, кроме водки и спирта, ничего не пили, и чтобы ни одна бумага мне оттуда по этому поводу не пришла!»

     Вячеслав Иванович Панус

 

 

 

 

  

 

  Работали мы хорошо, у нас была железная военная дисциплина на стройке, поэтому Вячеслав Иванович был абсолютно уверен, что и на ЧАЭС тоже будем отлично работать, он беспокоился, в первую очередь, о нашем здоровье: «Постарайтесь как можно меньше облучиться, используйте все меры защиты, которые только возможны. Постарайтесь минимальное время находиться в условиях высокой радиации. Имейте в виду, что придется  применять все меры защиты, которые применяют на ГХК, а это – мыться, менять зараженную одежду и обувь. В обязательном порядке защищайте респираторами дыхательные пути».

     Потом Вячеслав Иванович сказал: «Там летние лагеря. Народу будет размещено много, поэтому по приезде обязательно позвоните мне».

     Прилетели мы на самолете в Борисполь, добрались до Киева, оттуда на электричке – до станции Тетерев. В полутора километрах от станции находился пионерлагерь «Голубые озера», а там, в двухэтажном красном здании располагался отдел кадров УС-605.

      Когда оформились в УС-605, нас определили в 3-ю автобазу водителями, где начальником был Захаров.  На следующий день должен был подойти эшелон с техникой и  первую ночь мы провели в купейных вагонах на станции Тетерев.

      Утром приступили к разгрузке эшелонов, а вечером пошли в  кадры решать вопрос с жильем. Определили нас в пионерлагерь «Солнечный», там менялась смена начальников колонны автобаз, и мы разместились в каменном здании на первом этаже.

      Ближе к ночи по связи «Береза» я позвонили Вячеславу Ивановичу  Панусу, объяснили ему ситуацию с жильем и попросил вагончики, которые выпускал АРЗ СХС, отправить в Чернобыльскую зону для жилья.

     Пионерлагерь "Солнечный", август 1986 года. На фото слева: Анатолий Прутовых, Александр Гарус, Валерий Елисеев.

 

 

 

 

 

  Через неделю нам пришли 6 вагончиков. Мы 4 вагона поставили  в пионерлагере «Солнечном» вокруг фонтана. А два отдали дозконтролю. В одном располагался дозконтроль, в другом – медпункт.

     Пионерлагерь "Солнечный", лето 1986 года. В дверях присланного В.И.Панусом вагончика слева: Юрий Мозговой, Анатолий Прутовых, Александр Гарус.

 

 

 

 

 Поскольку работать надо было в высоких полях радиации,  пришлось соответственно подготовить и технику, а именно, жестко  приварить лотки, по которым бетон стекает с миксера в насос.

     Перегоняли миксеры на базу «Сельхозтехника» в Чернобыль.  Поставили 20 новых машин на площадку в отстой, а  60 работали на линии в три смены.

Параллельно шло строительство бетонзавода в Чернобыле на площадке «Сельхозтехники». Также велось строительство станции перегрузки в деревне Капачи.

  Фото на фоне разрушенного 4-го блока ЧАЭС, лето 1986 года.

 

 

 

 

     Никогда не забуду свой первый рейс на ЧАЭС. Я был поражен, потрясен увиденным - чуть волосы дыбом не стали! Четвертый блок был разрушен буквально до основания, если смотреть со стороны 2-го района… Разгружались за теневой стенкой, где было 600 рентген. Разгружались за минуту… Качали бетон насос в насос.  Там стояли два насоса на расстоянии 50 метров друг от друга.

   Октябрь 1986 года, первый гололед: водитель из Челябинска на пути к 4-му блоку не справился с управлением... 

 

 

 

 

 

 

   Одновременно с саркофагом, велось строительство столовой  в Капачах. Столовая работала круглосуточно, «с колес»,  в три смены. Одновремеyно со столовыми строились ПУСО (пункты ускоренной санитарной обработки); диспетчерские пункты на станции перегрузки и на 4-ом блоке в районах были оборудованы радиосвязью. Для того, чтобы люди меньше облучались и не стояли в очереди на разгрузке у 4-го блока, один миксер разгружался, другой подходил, третий отходил от станции перегрузки. На разгрузке находилось столько миксеров, сколько было насосов в рабочем состоянии.

     Чтобы не растаскивать колесами грузовиков радиацию, была построена станция перегрузки. В Чернобыле МАЗы грузили бетон, заезжали в 30-километровую зону, в деревню Капачи, там бетон  пергружали на КАМАЗы-миксеры и везли еще 5 километров до 4-го блока через Рыжий лес.

    На территории бетонзавода, 1986 год.

 

 

 

 

 

 

  Мы возили бетон, в основном, на 2-й район, но помогали  еще и 1-му блоку и 3-му. Между 3-м и 4-м блоком в галерее стоял бетононасос, который качал бетон на 3-ий  блок. На насосе стояли А. Туркулецкий и А. Зимин. 

   Через месяц пошли закрывать командировку к начальнику стройки, Лыкову, который встретил нас с начальником автобазы Захаровым. В то время мы в сутки качали через бетононасос по 5600 кубов, это очень высокие показатели. Лыков попросил  нас всех остаться еще на месяц, но я не согласился, поскольку дочку нужно было в первый класс отправлять. Тогда начальник дал нам всем 10 дней отпуска и велел через 10 дней снова быть в Чернобыле.

    Пришлось вернуться в Чернобыль ровно через десять дней.

 На станции перегрузки работал дозконтроль, у всех были накопители и дозиметры. Дозиметр проверялся каждый день. Бывало, за рейс хватали 2-3 рентгена.

     Рентгенаж фиксировался в журнале. По показаниям у меня к концу сентября было уже за 30 рентген. Начальник дозконтроля вывел меня из зоны повышенной радиации и посадил на пусковую смесь. Я отработал там до 19 октября.

  Работа в опасных и сложных условиях дает понять, кто ты на самом деле и что ты можешь в этой жизни…

 

Обновлено 16.05.2012 17:26
 

Комментарии 

 
0 #2 Елена микулец 05.10.2012 20:35
Мой псевдоним на одноклассниках ((Ленок)) Сибирь
Цитировать
 
 
0 #1 Елена микулец 05.10.2012 20:33
Саша,здравствуй те! Я супруга Николая Микулец. Только так мне удалось вас найти. Супругу вашу я на одноклассниках не нашла.Если что --найдите меня на одноклассниках в соц сеть. Мне будет легче общаться!!! :-)
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


черная быль чернобыль припять чаэс авария на чернобыльской аэс авария на чаэс воспоминания очевидцев радиация в зоне отчуждения союз чернобыль чернобыль припять саркофаг объект укрытие