Великих Юрий Михайлович
(5 голоса, среднее 5.00 из 5)

            Великих Юрий Михайлович

  

   Родился 26 сентября 1937 года. Образование высшее. До направления на ликвидацию последствий катастрофы на ЧАЭС работал заместителем начальника  СМУ. В августе 1986 года был направлен трестом «Сибхимстрой» в Чернобыль. Принимал участие в ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС с 02 августа 1986 по 09 сентября 1986 года в качестве главного инженера 2-го (красноярского) района во II вахту.

  Получил дозу облучения 18, 9 БЭР.

  "Кадровый работник" СХС, Ветеран труда.

  

  Награжден медалями и памятными знаками:

- «Ударник 9-ой пятилетки»,

- «Победитель соц.соревнова  ния», 1973 г., 1978 г.

- «Участник ликвидации последствий аварии ЧАЭС»,

- «В память о катастрофе на Чернобыльской АЭС, 1986-1990 г.г.»,

- «Участник ликвидации последствий аварии на ЧАЭС», 1986-2011 г.г.,

- «В память о ликвидации катастрофы на ЧАЭС», 1986-2011г.г.,

-  нагрудный знак Росатома «За подвиг во имя жизни», 1986-2011 г.г.

Ныне – пенсионер по возрасту.

Из воспоминаний: «Чем занимались во II вахту?.. Проводили монтаж плит для снижения уровня радиации возле 3-го блока. Непосредственно вели строительство саркофага – возводили опалубки, занимались бетонированием. В штабе подводили итоги работы каждой смены, планировали, что нужно сделать в конце этой смены, чтобы подготовить почву для следующей смены, решали, какие подготовительные работы нужно провести, делали соответствующие заявки на необходимые механизмы и материалы».

                      Воспоминания Юрия Михайловича Великих

     «31 июля вызвали в отдел кадров: «Вот командировка тебе! Чтоб через два дня был в Чернобыле!». Получил командировку, а назавтра вечером уже прибыл по месту назначения. Доехал, кажется, до станции Тетерев. Переговорил с Бевзой. Он тогда был  начальником 2-го строительного района. Я при нем был главным инженером района. Буквально со 2-го августа у меня уже началась командировка. Продолжалась по 9 сентября.

 …Приезжали в обычном автобусе на распределительные пункты. Садились в освинцованные автобусы, и нас везли на стройку. После того, как я набрал 19 рентген, меня отправили обратно.

   Что касается подробностей, то... По прибытии непосредственно к месту разрушенного блока, перед нами была поставлена задача - закончить укладку плит на территории перед реактором, где необходимо было производить бетонирование стены. Эта площадка служила для установки крана ДЕМАГ (грузоподъемностью 600 т.), приема каркасов арматуры, металлической опалубки и разворотной площадки беновозов (миксеров). Кроме этого выполненная площадка частично снижала радиационнное заражение земли.

    После сдачи площадки монтажникам МСУ-53, монтажники перегнали кран к месту бетонирования, стали завозить опалубку, арматуру, а затем приступили к монтажу конструкций.

   Укрупнительную сборку металлоконструкций производили в 150-300 метрах от места бетонирования

  Когда МСУ-53 выполнили половину работ I яруса, строители приступили к бетонированию. Параллельно с ними работали монтажники. Бетонирование шло непрерывно. В сутки принимали от 3000 до 4500 кубометров бетона. По окончании бетонирования I яруса монтажники приступили к монтажу II яруса.

   Рабочий день строился примерно так. Приезжали на объект, в здание ХЖТО (хранилище отходов). Там находились койки и там же мы выдавали задание мастерам. Чтобы люди не заболели лучевой болезнью, дозиметристы определяли время работы - от десятков секунд до трех минут. Мы разбивали работников на группы по четыре человека. Мастер командует… Первая четверка бежит, зацепляет плиты крюками, возвращается в помещение, люди отдыхают на койках. Едва первая четверка вернулась, бежит к плитам другая четверка людей…У мастера наготове примерно человек 150, которые, сменяя друг друга, выполняют намеченную работу. И так за час, меняя четверки, мы монтируем один участок подступа к 4-ому блоку. Как только один участок перекрыт, приступаем к монтажу следующего. У нас под рукой - карта с разметкой уровней радиации. И за три смены мы перекрываем все подступы к реактору.

   Когда я приехал на ЧАЭС, возле 4-го блока было 300 рентген в час. У стенки было 800. А на площадке до 30 рентген в час. А до этого фон был везде порядка 2000 рентген, а может, где-то и больше. Но период такого высокого радиационного фона я не застал, его застали те, кто работал в I вахту.

  Мне рассказывали такой случай. К 4-му блоку ездили на бронетранспортерах. Один бронетранспортер застрял, и какой-то майор сел на другой бронетранспортер, подъехал на нем к застрявшему, подцепил тросом… Застрявший бронетранспортер вытащили. А майор… Он, наверное, зараз схватил больше 10 рентген. И его сразу же увезли…

  Что касается работы, то работали очень организовано, по графику. На каждый день давалась определенная норма квадратуры, которую надо выполнить.

…В то время как назло, была жара в 30 градусов. По дороге к 4-му блоку находился зараженный радиацией лес, Рыжий лес, как его называли. В самом лесу было 5 рентген в час. Мы мимо этого леса ездили к 4-ому блоку. Помню, как в жару невыносимо было в «намордниках». «Намордниками» мы называли респираторы, «лепестки».

   Конкретнее о распорядке дня? Вставали мы в 5 утра, выезжали в 7. Приезжали на объект где-то к 9.00. До 16.00 работали. Потом ехали обедать, а из столовой - в «Голубые озера».

   Что еще памятно? Это то, как одевались девчонки в столовой: халатик, а под ним, пардон, только нижнее белье. Жара ведь! А как они нас великолепно кормили! Чего только ни было на столах! До десяти-пятнадцати одних салатов, и это, не считая прочих блюд.

   В Киеве к нам люди очень хорошо относились. Женщина, украинка, работница гостиницы мне даже сказала: «Надо же! Из Сибири едут сюда нам помогать. А из наших – никто не хочет…». Теперь отношение к нам иное…

   Как работали? Вот приезжает, к примеру, на объект Бевза. Видит, что-то надо переделать. А тут рядом с ним – конструкторы, проектировщики. Что-то моментально чертят от руки. И уже к вечеру все переделано и заново установлено. В общем, работали от зари до зари. Честно. Ответственно».

   На фотографии: четвертый в первом ряду слева - Юрий Михайлович Великих, третий в первом ряду слева - Борис Евгеньевич Дрокин.

 

 

Обновлено 16.05.2012 16:24
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


черная быль чернобыль припять чаэс авария на чернобыльской аэс авария на чаэс воспоминания очевидцев радиация в зоне отчуждения союз чернобыль чернобыль припять саркофаг объект укрытие