Бабиков Сергей Петрович
(5 голоса, среднее 5.00 из 5)

Бабиков Сергей Петрович

Родился 1 августа 1958 года. Образование высшее.

До направления на ликвидацию последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС работал инженером-проектировщиком в тресте «ОргТехМонтаж». В Чернобыль направлен трестом «ОргТехМонтаж». Принимал участие в ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС с 8 октября 1986 года по 7 ноября 1986 года в качестве инженера-проектировщика. Занимался разработкой чертежей КМ (конструкции металлические) и КМД (конструкции металлические, деталировка) для саркофага.

Получил дозу облучения (по карточке) – 0,2 БЭР.

Воспоминания Сергея Петровича Бабикова

Самолетом до Киева, потом на электричке до станции Тетерев, немножко пешком до пионерского лагеря «Дружба». Там поселили в комнату, где уже жили дозиметристы из Волгограда. На следующий день рано утром поехал вместе со всеми в Чернобыль. Проектное бюро СМНУ-11, куда я был прикомандирован от треста «Оргтехмонтаж», находилось в бывшем детском садике на окраине Чернобыля (если ехать в сторону ЧАЭС) рядом с «Сельхозтехникой». Напротив садика, через дорогу, располагалось вертолетное поле.

Проектное бюро было по составу небольшое, человек 10. Средний возраст - лет тридцать. Руководили нами люди постарше, которым за пятьдесят.

За месяц моего пребывания в проектном бюро сменилось три руководителя. Руководители очень быстро набирали «критическую дозу», и их отправляли домой. Почему они так быстро набирали критическую дозу? Потому что чуть ли не каждый день выезжали на станцию для рекогносцировки монтируемых металлоконструкций. Крановщик не видел место монтажа , он по рации получал команды от человека, который видел ситуацию на мониторе в бункере. При таком «разделении труда» точно установить на место металлоконструкции было практически невозможно. Наши руководители вместе с геодезистами измеряли погрешности в установке и передавали нам эти данные для коррекции конфигурации и габаритов последующих металлоконструкций, чтобы зазоры между изделиями были как можно меньше. Нас, молодых, они на эти работы не пускали, потому что там были большие дозы радиации, хотя это и входило в наши обязанности. Благодаря им, руководителям проектного бюро, я сейчас сижу перед вами. Вот их фамилии, по порядку их пребывания: Железняков, Ромашин, Виль Сабирович Сабиров. Я этим Людям (людям с большой буквы) до конца своих дней буду благодарен. Дай Бог им здоровья, если живы. Облучились они сильно.

Что проектировал? Всего и не упомнишь! Проектировал «клюшки», большие и малые. До меня уже была смонтирована балка «Мамонт». На самом саркофаге проектировал конструкцию «кошкин дом».

Работа была очень интересная, живая, чертежи буквально рвали из рук представители завода металлоконструкций. Необходимо было все делать быстро и качественно, да и ответственность большая перед страной и миром. Разрушенный блок надо было как можно быстрей закрывать «саркофагом». К примеру: днем проектируешь, а ночью по твоим чертежам изготавливают металлоконструкции, утром везут на станцию, днем монтируют. И так почти каждый день. Зачастую приходилось работать ночью. Ехать ночевать в лагерь - а это где-то 100 км - времени не было. Вот это была работа!!!

Как-то после обеда закончил очередную работу, ну, думаю, отдохну немного, в лагерь съезжу. Но нет! Часов в 16, как обычно, к вечеру, прибежали большие начальники во главе с референтом от правительства. Оказалось, что к утру необходимо разработать чертежи КМД мостика с гермошлюзом - длиной 70 метров - для дозиметристов, чтобы они с него могли производить мониторинг радиационной опасности на крыше саркофага. Поручают это мне одному, помочь некому, все заняты своей работой. Я в шоке - это же больше сотни деталей, не считая сборок! Хорошо Ромашин меня успокоил, сказал: «Да не расстраивайся ты! Кто никогда не проектировал, нас не понимает. Им всем кажется, что провел несколько линий - и все, чертеж готов! Когда сделаешь, тогда и сделаешь! Так и будет, как сделаешь! Я с тобой!». Той ночью я часа полтора-два поспал и на столько же времени выпуск чертежей задержал. Правда, за документацией пришли только к вечеру…

Приезжаю вечером в лагерь, а мой сосед по комнате, Александр Иванович (начальник дозиметрической службы станции нашей смены), спрашивает: «Вам давали задание на проектирование мостика на крышу саркофага?» «Да, - говорю, - уже сделали». Александр Иванович расстроился: «Я же там всех своих людей пожгу!». Он на всех уровнях вышестоящего начальства был против этого мостика, но через него перешагнули.

Как ощущал радиацию?

В первую ночь в лагере, я проснулся оттого, что все соседи по комнате сильно кашляют и чихают. Дело было осенью, уже прохладно было. Я подумал, что они простыли. Но когда после двух или трех дней, проведенных в Чернобыле, я ночью тоже закашлял, соседи по комнате сказали: «Чернобыльцем стал!». Я их не понял, но они объяснили, что в Чернобыле и его окрестностях «летают», в основном, альфа и бета частицы. Когда они попадают в организм человека, тот различным образом пытается избавиться от непонятного для него. В результате, у кого-то из ликвидаторов начинается расстройство желудка, у кого-то тошнота, но, в основном, у всех проявляются признаки простудного заболевания. Для защиты от этих легких частиц выдавали респираторы, так называемые «лепестки», но их мало кто носил. Вместо ответа на мой вопрос, почему не носят «лепестки», кто-то потряс лицевой стороной респиратора на мою ладонь. Там оказались микрогранулы целлюлозы. После этого мне тоже расхотелось носить «лепесток». Зачем? Ведь приходится еще и эту гадость, целлюлозу, вдыхать! Мы надевали респираторы, только когда рядом находилось большое начальство. Да и большое начальство, наверное, носило «лепестки» только при нас, для порядка...

А что такое радиация, я начал понимать, когда увидел след от радиоактивного облака – это широкая полоса рыжего леса и травы. На фоне остального леса это было что-то ирреальное, инопланетное…

Только увидев своими глазами разбросанные в разные стороны конструкции 4-го блока станции, разорванный реактор, с отброшенной 1000-тонной крышей «Еленой», понимаешь всю силу атома и человеческого волюнтаризма…

Обновлено 11.07.2012 11:12
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


черная быль чернобыль припять чаэс авария на чернобыльской аэс авария на чаэс воспоминания очевидцев радиация в зоне отчуждения союз чернобыль чернобыль припять саркофаг объект укрытие